<< Главная страница

Глава первая. "ЗОЛОТОЙ ВЕК" НА ГРИАДЕ







Лениво покружив над восточной окраиной Трозы, аппарат опустился над площадку перед величественным уступчатым зданием, которое окружали километровые мачты параболоидных антенн. Пошел третий месяц (по привычке считаю на земной лад) с тех пор, как мы в Трозе. Все это время пришлось провести в обществе назойливых грианских ученых, упражняться в программировании, отвечать на многочисленные вопросы. Все это интересно, но уже страшно надоело. А Самойлову хоть бы что: он готов целыми сутками пережевывать с грианскими онфосами (так здесь называют физиков) свою теорию пространства-времени-тяготения.
Эта теория преследует меня даже во сне. Вчера, например, видел сон: как будто меня посадили в клетку, сплошь унизанную острыми зубьями. Стараюсь сжаться в комок, но зубья грозно надвигаются. Оказывается, это не зубья, а ряды тензорных уравнений, на языке которых академик "слагает стихи" о своем любимом тяготении. Они обвиваются вокруг меня, словно удавы, и душат... душат... Задыхаюсь, пытаюсь крикнуть... Все пропадает, но тяготение усиливается. Что такое? Вокруг меня - океаны ослепительно-белого огня. Где же клетка? "Мы уже не в клетке, - смеется неведомо откуда взявшийся Петр Михайлович и подмигивает левым глазом, - мы на поверхности белого карлика. Я специально прилетел сюда: здесь прекрасная естественная лаборатория для изучения тяготения. Чувствуешь, какая гравитация? В миллион раз сильнее, чем на Земле". Чудовищная сила тяжести прижимает меня к раскаленной почве и неудержимо влечет к центру звезды. Я чувствую, что сейчас буду раздавлен в блин и... просыпаюсь в холодном поту.
Ни о чем не спрашивая, послушно следуем за своими "опекунами" и вскоре попадаем в сферический зал, где во всю стену высятся телевизионные аппараты. В полумраке замечаю приближающегося Югда. Это один из помощников Элца, двухметровый детина. Он мне не нравится. У него неприятные глаза и огромный нос, вся его черно-бронзовая физиономия производит отталкивающее впечатление. Убежден, что ему незнакомы чувства, хотя бы отдаленно похожие на человеческие. Этот грианин - олицетворение голого разума. Странно видеть холодное, безжизненное лицо Югда, пытающееся изобразить приветливость. Оно скорее напоминает маску, а улыбка - гримасу. Я давно понял, что грианам незнакомы улыбка и смех. Просто они пытаются подражать нам.
- Здесь Главный телецентр планеты, - поясняет Югд. - Сейчас вас будет изучать население Гриады.
Слово "изучать" неприятно режет слух. Перехватываю насмешливый взгляд академика и зло шучу:
- Подопытный кролик номер два - бывший землянин Виктор Андреев. Специально проделал путь в тридцать тысяч световых лет, чтобы позировать здесь на задних лапках...
- Повернитесь! - командует в этот момент Югд, делая оператору знак переключить аппарат.
Я упрямо стою на месте, не желая быть для них заводной куклой. Академик выпячивает нижнюю губу, собираясь, вероятно, уговаривать меня. Но Югд так свирепо смотрит, что по коже пробегает мороз. Послушно поворачиваюсь, сажусь, встаю, поднимаю и опускаю руки, подтрунивая над собой и академиком.
Представляю наши глупо улыбающиеся физиономии на экранах бесчисленных телевизоров планеты, - говорю я Самойлову.
- На Земле мы точно так же изучали бы обитателей другого мира. И ты первый стремился бы рассмотреть и получше.
Петр Михайлович прав, и я молчу.
После "изучения" нам любезно предложили один из телеаппаратов для обзора планеты.
Шаг за шагом знакомимся с необычайным миром Гриады. Особенно запомнилось мне северное побережье Фиолетового океана. На экране нескончаемой чередой плывут огромные города под такими, как над Трозой, прозрачными крышами из особого рода поляроида [Поляроид - прозрачный материал, пропускающий лучи света под строго определенным углом.], научные центры, роскошные виллы, стадионы и цирки. Желтовато-белые здания все той же странной уступчатой архитектуры утопают в буйной тропической растительности. По-видимому, побережье служит местом отдыха. По роскошным аллеям прогуливаются группы гриан; на открытых террасах, спускающихся прямо к морю, гране загорают. Они, очевидно, хотят, чтобы их и без того черно-бронзовая кожа стала под палящими лучами солнца и центра Галактики еще темнее. Время от времени гриане уходят под навесы. Видимо, даже их организм не может долго выдерживать неимоверный зной. Иногда мы слышим звуки какой-то странной, но довольно ритмичной музыки. Она непривычна для нашего слуха и утомляет нагромождением высоких нот. Ландшафт побережья рельефно выделяется на фоне неправдоподобно фиолетового моря, простор которого так и манит к себе.
Передвигаю диск настройки аппарата, и побережье исчезает. Теперь кругом расстилается безбрежная водная гладь. Продолжаю вращать диски. На экране внезапно вырисовывается неведомый материк или огромный остров. Югд, тихо переговаривавшийся в это время с оператором, с быстротой молнии бросается к пульту и рывком выключает аппарат. Я успеваю заметить лишь высокие пальмовидные деревья, цепь красноватых гор за ними и какую-то необычную серебристо-голубую гору огромной высоты в виде шара.
Резко оборачиваюсь, чтобы узнать, почему он выключил аппарат. Всегда уравновешенный, почти безжизненный, Югд взволнован и смотрит на меня враждебным взглядом своих неприятных глаз.
- Нельзя... - произносит он. Металл так и звенит в его голосе.
- Почему? - изумленно спрашиваю я.
Грианин молчит, он явно не хочет отвечать. Очевидно, мы краем глаза коснулись какой-то тайны. Медленно протягиваю руку снова к диску включения и жду, что будет делать Югд. Самойлов предостерегающе берет меня за локоть.
- Оставь, - мягко говорит он, осторожно косясь на Югда. - Вероятно, у него есть причины так поступать.
- Нет, вы видели, Петр Михайлович! Колоссальная гора правильной геометрической формы! А какой чистый серебристо-голубой цвет! Что бы это могло быть?
- Я думаю, мы это вскоре узнаем, - отвечает академик, понизив голос.
Югд подозрительно вслушивается в наш разговор, но, ничего не поняв, выходит в соседний зал, бросив оператору какое-то приказание. Оператор полностью отключает телеаппарат.
Присматриваемся к оператору. На первый взгляд он ничем не отличается от тех гриан, которых мы встречали до этого; но при более внимательном наблюдении я замечаю, что в отличие от Элца и Югда, которые держат себя высокомерно и уверенно, в поведении оператора чувствуется какая-то подавленность, а в глазах не горит тот огонь знания, который так красит уродливые лица гриан. Внимательно смотрю оператору прямо в глаза. Он быстро опускает их. Глаза у него как у ребенка: чистые и ясные. Впечатление такое, что по развитию он недалеко ушел от новорожденного младенца. Оператор отворачивается к пульту и продолжает работать с поразительной быстротой, словно автомат, безошибочно ориентируясь в путанице приборов и деталей сложной радиосхемы. Его движения кажутся заученными, неосмысленными. Вероятно, это результат многолетней однообразной повторяющейся практики.
- Друг, - говорю я, - нельзя ли снова включить телеприемник?
Оператор пугливо осматривается по сторонам и отрицательно качает головой. Мы уже довольно свободно объясняемся с грианами с помощью портативных лингвистических аппаратов. Поэтому я продолжаю допытываться:
- Почему нельзя?
Оператор смотрит на дверь зала, куда только что вышел Югд, и тихо роняет непонятные слова:
- Я не знаю почему... Мы как в темноте... Нельзя нарушать великий распорядок жизни... иначе - ледяные пустыни Желсы.
- Что за великий распорядок жизни? - удивленно спрашивает академик. - Какие ледяные пустыни?
Вероятно, Петр Михайлович поражен. Высокая техника Гриады автоматически ассоциировалась в его сознании с общественным устройством типа государства Солнца древнего утописта Кампанеллы.
- А какой у вас общественный строй?
- Я не знаю, что такое общественный строй, - бесстрастно отвечает оператор.
- Кто у вас управляет страной? - поясняю я вопрос академика. - Кому принадлежит власть?
В это время в зал быстро входят Элц, Югд и несколько других гриан. Они, вероятно, слышали последнюю фразу. Элц подозрительно смотрит то на меня, то на оператора. Последний дрожит от страха: я вижу, как побелело его лицо.
- О чем он тебя спрашивал?
Югд берет оператора за руку и пристально всматривается в его глаза.
Оператор еще сильнее бледнеет и бессмысленно бормочет, тряся головой.
- О чем же? - звенит металл неприятного голоса.
- Я не понял... не знаю... Какой-то общественный строй...
- Да, да! - вмешиваюсь я. - Я хотел спросить, какой общественный строй на Гриаде.
Элц подает знак, и Югд оставляет в покое несчастного оператора. От страха тот не в состоянии выполнять свои заученные операции.
Гриане холодно рассматривают меня с ног до головы, словно видят в первый раз. Элц что-то говорит своим спутникам. Они забирают оператора и быстро уходят. Остаемся вчетвером: мы с Самойловым, Элц и Югд.
- Общественный строй? - медленно переспрашивает старик, думая о своем. - Кто у власти?
Он кивает Югду, и тот включает экран, на котором возникает огромный сводчатый зал с роскошными ложами. В зале не менее трех сотен таких же облезлых стариков, как и Элц.
- Вот кто! - Элц выбрасывает указательный палец в сторону экрана.
- Избранники народа? - пытается уточнить Самойлов.
- Это Познаватели, потомки Хранителей Знаний, - отвечает Элц, и в глубине его зрачков вдруг загорается злорадство.
- Объясните, пожалуйста, кого вы имеете в виду, - деликатно просит Петр Михайлович. - Насколько мне известно, люди науки, как правило, далеки от административного честолюбия. У нас на Земле управление поручено специальным людям - избранникам трудового человечества. У вас же, по-видимому, техническая автократия?
Теперь недоумевает Элц.
- Гриада выполняет распоряжения Познавателей, - говорит он через некоторое время. - Понятие "общественный строй" сохранилось лишь в нижних слоях Информария.
- Я что-то ничего не понимаю...
- Это же просто, - академик напряженно размышляет над словами Элца. - В ответе грианина заложен большой смысл. Скажите, нельзя ли побывать в вашем Информарии? - обращается он к Элцу.
Грианин колеблется, но потом, что-то вспомнив, соглашается допустить нас в Информарий.
- Только после того, как вас проверят в Секторе биопсихологии, - добавляет он, обмениваясь с Югдом многозначительным взглядом.
Чувствую какой-то подвох, но Петр Михайлович ничего не подозревает. Он уже загорелся желанием побывать в Информарии.
- А эти гриане тоже потомки Хранителей Знаний? - спрашиваю я, указывая на молчаливых операторов, работающих в верхних ярусах Телецентра.
- И эти? - поддерживает мой вопрос Самойлов, кивая головой в прозрачный просвет стены: там, на дальнем конце "арены", копошатся фигурки гриан, монтирующих какое-то причудливое сооружение, напоминающее гигантского паука.
Элц враждебно меряет нас взглядом и ничего не отвечает.
...Ясно ощущаю, как незримо рассеивается мираж "золотого века" на Гриаде, который создали мы сами.


далее: X X X >>
назад: Глава десятая. В СЕРДЦЕ ТРОЗЫ <<

Александр Колпаков. Гриада
   Глава первая. РОЗЫ И ТЕРНИИ
   X X X
   Глава вторая. АКАДЕМИК САМОЙЛОВ
   Глава третья. СЕРДЦЕ ОСТАЕТСЯ НА ЗЕМЛЕ
   X X X
   X X X
   Глава четвертая. "УРАНИЯ"
   X X X
   Глава пятая. МЫ УХОДИМ В БЕСКОНЕЧНОСТЬ
   X X X
   Глава шестая. ЗА ПОРОГОМ НЕВИДИМОГО
   X X X
   Глава седьмая. ВЗРЫВ СВЕРХНОВОЙ
   X X X
   Глава восьмая. ПЛАНЕТА ИКС
   X X X
   Глава девятая. СОБРАТЬЯ ПО РАЗУМУ
   Глава десятая. В СЕРДЦЕ ТРОЗЫ
   Глава первая. "ЗОЛОТОЙ ВЕК" НА ГРИАДЕ
   X X X
   X X X
   Глава вторая. ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ГРИАДА?
   X X X
   X X X
   Глава третья. ОСТРОВА ОТДЫХА
   X X X
   Глава четвертая. ДЕТИ ОКЕАНА
   X X X
   X X X
   Глава пятая. ЭРОБСЫ
   X X X
   Глава шестая. ПОБЕГ ИЗ ТРОЗЫ
   X X X
   Глава седьмая. ГИГАНТЫ
   X X X
   Глава восьмая. ВЛАСТЕЛИНЫ КОСМОСА
   X X X
   Глава девятая. РАДОСТЬ ПОЗНАНИЯ
   X X X
   X X X
   Глава десятая. КОНЕЦ ПОЗНАВАТЕЛЕЙ
   X X X
   X X X
   X X X
   Глава одиннадцатая. ПРОЩАЙ ГРИАДА!
   ВМЕСТО ЭПИЛОГА


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация